Банкротство в Республике Беларусь

    главная услуги проекты о нас координаты форум 
управляющие законодательство опыт и анализ вопросы и ответы образцы документов распродажа имущества 
  Указ № 508: первые впечатления
В экономике, на наш взгляд, действуют те же закономерности, что и при пахоте земли ручным плугом. Хочешь, казалось бы, пахать глубоко — наляжешь на рукояти, а нет — плуг выскакивает из борозды. Рукояти отпускаешь — лемех плуга заглубляется в землю на всю его высоту. Боюсь, что эффект от ужесточения законодательства о банкротстве будет таким же — процедура банкротства может исчезнуть вообще.  
    А если говорить серьезно, то сейчас даже коммунисты не сомневаются, в том, что только рыночная экономика является единственно эффективным способом осуществления экономических отношений. А она, эта рыночная экономика, имеет для предпринимателя только два стимула — максимизацию дохода и ее антипод—банкротство, без которого функционировать она не может. И если мы действительно хотим стремительными темпами наращивать ВВП, необходимо процедуру банкротства максимально упрощать и ускорять, с тем чтобы реально избавляться от неэффективных, убыточных субъектов хозяйствования, а не выстраивать вокруг них железобетонные редуты.
Указ, на наш взгляд, можно условно разделить на две части: первая вносит изменения в действующее законодательство о банкротстве, вторая содержит новации, касающиеся введения обязательной процедуры досудебного оздоровления и института государственных управляющих. Рассмотрим те новеллы, которые вносит Указ № 508.
Впервые в законодательство вводится запрет применения процедуры банкротства в отношении субъектов естественных монополий, юридических лиц, являющихся режимными и особо режимными объектами и (или) имеющих такие объекты, юридических лиц, имеющих объекты, находящиеся только в собственности государства, обеспечивающих поддержание необходимого уровня обороноспособности, функционирование стратегически значимых отраслей экономики и (или) иные.важные государственные потребности.
В Указе разделяются термины «банкротство» и «экономическая несостоятельность», которые в Законе РБ «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон) представляют одно понятие. Кроме того, Указом вводятся понятия «досудебное оздоровление», «государственная организация», «контролирующие органы», которые отсутствуют в Законе. Исходя из содержащегося в Указе толкования термина «государственная организация» узнаем, что, оказывается, акционерное общество, в котором «государство, обладая контрольным пакетом акций (долей, вкладов, паев) или иным, не противоречащим законодательству образом, может определять решения, принимаемые этим юридическим лицом», является «государственной организацией». А мы-то по простоте душевной считали до сих пор, что 000, ЗАО и ОАО во всех случаях являются негосударственными организациям и относили их собственность к частной. Особенно будут «довольны» иностранные инвесторы, которые до сих пор не знали, что являются «совладельцами» госсобственности.
Некоторые положения Указа требуют либо толкования, либо издания подзаконных актов. Например, не ясна норма п. 1.10, согласно которой хозяйственный суд будет устанавливать, «что взыскиваемая сумма долга не позволит юридическому лицу, индивидуальному предпринимателю в дальнейшем осуществлять хозяйственную (экономическую) деятельность», для того чтобы вынести частное определение, обязывающее должника, его учредителей и т. п. в установленный срок принять меры по проведению досудебного оздоровления. Ведь для того чтобы установить такой факт, суд должен получить от должника достоверные данные о его финансовом состоянии и выполнить анализ его финансово-хозяйственной деятельности как минимум за последний год. Обычно в процедуре банкротства такой анализ проводится в защитном периоде, и временный управляющий получает на это минимум месяц. Кто будет выполнять такой анализ и его оплачивать и как долго будет теперь продолжаться судебная процедура по простейшему иску?
Требует толкования и пункт 1.34 Указа, вторая часть которого обязывает суд и управляющего «полное, или частичное отчуждение имущества должника в период конкурсного производства осуществлять по согласованию с его собственником, а в случаях, предусмотренных законодательством, и с иными лицами». Эта норма входит в противоречие со ст. 90 Закона, которая передает полномочия руководителя и иных органов управления должника управляющему. Как решать эту коллизию? Что делать в случае, если собственник не даст согласия на отчуждение имущества?
Пункт 1.11 Указа отобьет у кредиторов желание подавать заявление о банкротстве не только потому, что значительно усложняет возможность добиться удовлетворения своих требований, но и потому, что если даже судебным исполнителям не удалось в результате «применения к должнику принудительного исполнения, не произведенного в течение трех месяцев, либо выявления в процессе принудительного исполнения факта отсутствия у должника имущества, достаточного для удовлетворения предъявленных к нему требований», исполнить приказ хозяйственного суда, то открытие в отношении должника производства о банкротстве является бессмысленным.
Так же станет бессмысленной процедура санации должника, ибо как ее проводить в отношении субъекта, у которого нет никакого имущества, а если что и останется, то пойдет на налоги в конкурсном производстве, — пункт 1.31 Указа обязывает должника вне очереди производить возникшие после открытия конкурсного производства платежи «по уплате налогов, сборов (пошлин) и иных обязательных платежей в республиканский и местные бюджеты, включая государственные целевые бюджетные фонды, и по уплате обязательных страховых взносов и других платежей в Фонд социальной защиты населения Министерства труда и социальной защиты». Кстати, это новое требование в законодательстве о банкротстве значительно ухудшает положение кредиторов других очередей, так как уменьшает конкурсную массу к моменту расчета с ними.
Одним словом, Указ делает законодательство о банкротстве явно протекционистским, защищая должника по всем направлениям. Одно только забывает законодатель — ни один субъект хозяйствования не может быть только должником или только кредитором, всегда он одновременно и тот и другой.
В заключение хотелось бы изложить впечатления от второй части Указа, предусматривающей порядок досудебного оздоровления и.учреждающей институт государственных управляющих. Досудебное оздоровление или меры по предупреждению банкротства предусмотрены Законом, ст. 15 которого обязывает собственников и руководителей должника принимать своевременные меры по предупреждению банкротства. Статья 16 Закона определяет порядок предоставления досудебной финансовой помощи. Прочие же меры, указанные в п. 1.6 Указа, также предусмотрены действующим законодательством. Однако названные нормы Закона до настоящего времени не работали. Будем надеяться, что, подкрепленные Указом, они будут работать более эффективно.
Что же касается учреждения комиссий по предупреждению экономической несостоятельности (банкротства), то государство как собственник вправе определять формы и методы предупреждения банкротства предприятий, находящихся в его управлении.
Пункт 1.19 Указа вводит термин «временный (антикризисный) управляющий», однако его толкование в п. 1.4 отсутствует. Закон о банкротстве дает толкование термина «антикризисный управляющий» или по тексту «управляющий» и «временный управляющий» на отдельных этапах процедуры банкротства. А что законодатель подразумевает под понятием «временный (антикризисный) управляющий», не ясно любой ли это управляющий, в том числе лицензиат, или только назначаемый из госслужащих, Указ не определяет.
Пункт 1.24 Указа, запрещающий лицу, назначенному «временным (антикризисным) управляющим», заниматься иными видами деятельности, кроме антикризисного управления, преподавательской и научной деятельности, и исполнять обязанности более чем в одном производстве по делу о банкротстве, так же не дает ответа на вопрос, кого подразумевает законодатель под термином «временным (антикризисным) управляющим»: 1) физическое лицо — управляющего государственной организации, назначенного согласно пп. 1.22 и 1.23 и не имеющего лицензии, а только прошедшего аттестацию; 2) антикризисного управляющего — индивидуального предпринимателя, имеющего лицензию в соответствии с Законом, не являющегося наемным работником и не имеющего постоянного места работы; 3) антикризисного управляющего — юридическое лицо, также имеющего лицензию.
Исходя из условий п. 1.24 Указа, касающихся права занятия преподавательской и научной деятельностью, а также требований п. 1.25 Указа, который определяет условия освобождения «временного (антикризисного) управляющего» от исполнения обязанностей по основному месту работы, речь идет только о «временном (антикризисном) управляющем», назначаемом хозяйственным судом на градообразующие или приравненные к ним организации, государственные организации, организации с долей государственной собственности в уставном фонде, а также юридические лица и индивидуальных предпринимателей, имеющих государственные и международные заказы и представляемых хозяйственному суду государственными органами, государственными организациями, подчиненными правительству Республики Беларусь, местными исполнительными и распорядительными органами.
Хотелось бы надеяться, что антикризисные управляющие, получившие и получающие лицензии в соответствии с Законом, под действие п. 1.24 Указа не подпадают и их деятельность будет определяться законодательством о банкротстве, действовавшим до издания настоящего Указа. Иначе, если законодатель понимает под термином «временного (антикризисного) управляющего» всех управляющих, то профессия «антикризисный управляющий» после 1 июня 2004г. исчезнет совсем.
Юрий ЗАПИСОЧНЫЙ,
антикризисный управляющий
  вопрос ?
Кто Вы?
 

  кредитор 1256
  должник 803
  управляющий 272
  статистика
поисковики
  HotLog
  Rating All.BY
  SpyLOG
  Рейтинг@Mail.ru
  be number one
  Корпорация Антикризисного Управления на Yandex.RU
  Rambler's Top100

© Корпорация Антикризисного Управления.
По всем вопросам работы сайта http://www.kay.by/ пишите на e-mail: boosaub@mail.ru