Банкротство в Республике Беларусь

    главная услуги проекты о нас координаты форум 
управляющие законодательство опыт и анализ вопросы и ответы образцы документов распродажа имущества 
  ЮРИЙ ЗАПИСОЧНЫЙ:
"Самое печальное, что уйдут профессионалы!"
Во всем мире реализация процедуры банкротства не обходится без института доверенных лиц - управляющих, профессиональных менеджеров.  
    В Беларуси институт антикризисных управляющих начал возрождаться в 1998 г. На сегодня лицензии антикризисных управляющих получили 131 индивидуальный предприниматель и юрлицо, 115 из них осуществляют деятельность антикризисного управляющего. Большинство этих специалистов, имеющих, как правило, экономическое и юридическое образование, за последние 4 года приобрели уникальный опыт антикризисного управления.
Однако новые правила игры приведут к тому, что большинство управляющих будут вынуждены прекратить свою профессиональную деятельность как управляющие в судебной процедуре банкротства. С антикризисным управляющим Юрием ЗА-ПИСОЧНЫМ беседует корр. "БР".
- Юрий Валентинович, чем, на ваш взгляд, вызвано ограничение дел по банкротству для одного управляющего?
— Чиновники заволновались, что многие управляющие получают какие-то сумасшедшие деньги. К сожалению, те, кто принимает такие решения, не представляют специфику работы управляющего. Вознаграждение или оплата услуг управляющего не является его личным доходом или заработной платой, которую он получает как наемный работник. За счет вознаграждения управляющий оплачивает аренду офиса, услуги помощников, консультации юриста, аудитора, бухгалтера на разных стадиях процедуры банкротства и т. д.
Как показала практика, эффективно работать управляющий может лишь при условии одновременного участия не менее чем в 5-6 процедурах банкротства должников с имуществом, причем при условии исчисления вознаграждения подействовавшему до 1 апреля 2003 г. положению.
Только в этом случае можно окупить затраты и привлекать к работе квалифицированных специалистов. Понятно, что управляющий не может быть одновременно и высококвалифицированным юристом, и бухгалтером, и экономистом, и оценщиком, и организатором производства, и аудитором. Чтобы получить заключение о процедуре, нет ли умышленного банкротства, нужно привлечь специалиста, провести профессиональную оценку - пригласить оценщика и т. д.
Например, сейчас ООО "СаБиУс", директором которого я являюсь, назначено управляющим по делу об экономической несостоятельности одного из витебских предприятий. По плану, утвержденному судом, его санация должна завершиться в августе 2005 г. По этому делу вознаграждение составляет 650 тыс. BYR в месяц, в то время как налоги достигают 28-30% от этого дохода, а аренда офиса с коммунальными услугами, зарплата помощников, канцелярские и транспортные расходы на дорогу до Витебска и пребывание там, а также прочие ежемесячные затраты составляют более 1 млн.BYR.
Так что хочу еще раз подчеркнуть: деньги, которые получает антикризисный управляющий, это не зарплата, которую он тратит на личные нужды. И выжить за счет одного предприятия, не занимаясь одновременно другой деятельностью, он просто не сможет.
- Аргументы чиновников: управляющий не должен вести несколько дел, потому что страдает качество работы.
—Те, кто так говорит, никогда не работали в процедуре и не представляют реальной действительности. Приведу пример из своей практики.
В Хозяйственном суде Минской области у меня есть предприятие, в отношении которого судебная процедура была открыта в январе 2002 г. В процессе конкурсного производства, в июле 2002 г., мной был подан иск к дебитору о взыскании в пользу ликвидируемого предприятия задолженности в размере 3,6 млн. BYR. Иск был судом удовлетворен, но так как должник не хотел добровольно погасить долг, в отношении его 20 января 2003 г. было открыто исполнительное производство, которое завершилось 18 марта 2004 г.
То есть исковое и исполнительное производство заняло более полутора лет, на период которого производство по делу о банкротстве было приостановлено. Вознаграждение за этот период, естественно, не выплачивалось, но я занимался другими делами и другой деятельностью.
- А что будет после 19 мая по таким делам?
- Нынешняя ситуация и так достаточно абсурдна. Постановлением правительства размер вознаграждения управляющего ограничен и поставлен в зависимость от количества дел и стадии их производства. Причем размер вознаграждения по каждому последующему делу уменьшается на 15% против предыдущего.
Давайте сравним эту ситуацию с работой, например, проектного института. Институту можно приказать: выполняйте только один проект за фиксированную оплату, невзирая на то, что проектируется дачный домик или многоэтажный жилой дом. Причем за каждый последующий проект оплата будет снижаться, хотя объем работы может быть большим, чем по предыдущему проекту. А   весь доход от проектных работ, выполненных всем коллективом, будет считаться личным доходом его директора. Не абсурд ли?
- Значит, управляющий сам должен решать, сколько дел ему вести?
- Да это же обычное производство. Если я нашел нишу на рынке, у меня есть заказы, то я налаживаю производство и в зависимости от заказов развиваю его: набираю специалистов и т. д. Я могу нанять бухгалтеров, экономистов, оценщиков, юристов и буду работать. Чем же наше производство отличается от завода? Такая практика существует во всем цивилизованном мире, в той же   России, в конце концов.
Моя коллега была на стажировке в Германии. Там при земельном суде аккредитовано 30 управляющих по банкротству. У каждого из них до 300 дел одновременно! И ничего, говорят, справляются.
- Каков критерий эффективности работы управляющего?
-Процедура говорит сама за себя. Если это банкротство с ликвидацией, то задача управляющего - найти имущество должника, максимально эффективно реализовать его и рассчитаться с кредиторами. Если проводится санация, его задача - восстановить платежеспособность должника в установленные законом сроки, а значит, организовать эффективную производственную деятельность предприятия.
В любом случае это не то, как понимает эффективность работы антикризисных управляющих чиновник. Ему хочется, чтобы предприятие, попавшее в процедуру банкротства, уже на следующее утро перестало быть банкротом.
Между тем низкая эффективность процедур банкротства зачастую является следствием несвоевременного обращения в суд уполномоченных органов - налоговой инспекции, прокуратуры. Они № очень-то торопятся обращаться в суд с заявлениями о возбуждении дела о банкротстве.
Самое печальное, что сейчас из этой сферы уйдут лучшие специалисты, для которых антикризисное управление является их профессией. Наши управляющие начинали с нуля, и наработанный ими опыт уникален. Жаль, если он окажется невостребованным.
Как ни странно, но в этой ситуации больше, чем управляющие, пострадают хозяйственные суды, которые ведут себя, как говорил Зощенко, очень индифферентно. Видя судебную процедуру банкротства изнутри, я знаю, насколько качество судебных решений зависит от квалификации управляющего. Уже есть примеры, когда низкий профессионализм управляющего привел к судебным ошибкам, последствия которых скажутся в будущем.
- Намерены ли вы после 19 мая работать антикризисным управляющим?
-Видимо, от такого вида предпринимательской деятельности, как антикризисное управление, придется отказаться. Это направление в нашей компании стало затухать еще после прошлогоднего постановления Совета министров, которым было урезано вознаграждение управляющим. В результате, если в первом полугодии прошлого года доходы компании от антикризисного управления достигали 80% от всех видов деятельности, то в IV квартале 2003 г. они упали до 10%. Новых дел с имуществом я не беру, заканчиваю ранее начатые. Зачем?   
- Придут ли на смену вам госуправляющие?
-Так замышляется. Госуправляющие из нынешних чиновников должны пройти обучение в течение 2-3 месяцев. По моим данным, их подготовка еще не начиналась. Да и нет гарантии, что после учебы чиновник захочет работать управляющим. Всем страшно: ведь указ предусматривает административную ответственность - до 500 базовых величин за ненадлежащее исполнение своих обязанностей антикризисными управляющими, а также ответственность чиновников, предложивших несоответствующие кандидатуры.
Управляющий, имеющий лицензию антикризисного управляющего, - человек независимый, его никто не может вызвать в горисполком и "построить", ибо он подчиняется прежде всего закону, выполняет решения и определения суда и согласовывает свои действия с кредиторами в рамках закона. А чиновник - антикризисный управляющий - человек зависимый, он как был госслужащим, так и остался.
- В свое время для защиты интересов антикризисных управляющих было создано Белорусское общественное объединение специалистов по антикризисному управлению (БООСАУ). Какие у него перспективы?
-Была надежда, что из БООСАУ мы сделаем саморегулируемую общественную организацию наподобие, например, российских. Сегодня она никому не нужна. О какой организации можно вести речь, если управляющими будут госслужащие?
Во всем мире управляющий - это предприниматель. Во всем мире банкротство является атрибутом рынка. Если мы идем в рынок, нужно не уничтожать этот институт, а развивать. Ничего другого нам не остается, ведь с 1 мая с нами будет граничить ЕС. Россия тоже идет к рынку. Все давно уже поняли, что впереди - только рыночная экономика.
Татьяна МАНЕНОК


Справка "БР"
С февраля 2002 г. действует закон о банкротстве. В 2003 г. в хозяйственные суды поступило 1.191 заявление о банкротстве, что на 18% меньше, чем в 2002 г. При этом к производству было принято 791 обращение. По 700 из них было завершено ликвидационное производство, по 2 — санация, в 10 случаях заключено мировое соглашение.
  вопрос ?
Кто Вы?
 

  кредитор 1105
  должник 752
  управляющий 242
  статистика
поисковики
  HotLog
  Rating All.BY
  SpyLOG
  Рейтинг@Mail.ru
  be number one
  Корпорация Антикризисного Управления на Yandex.RU
  Rambler's Top100

© Корпорация Антикризисного Управления.
По всем вопросам работы сайта http://www.kay.by/ пишите на e-mail: boosaub@mail.ru