Банкротство в Республике Беларусь

    главная услуги проекты о нас координаты форум 
управляющие законодательство опыт и анализ вопросы и ответы образцы документов распродажа имущества 
  Преднамеренное банкротство в государственном исполнении                                    
Последствия Указа № 508, скорее всего будут существенно отличаться от декларируемых целей
С 19 мая вступают содействие ряд ключевых положений Указа № 508 "О некоторых вопросах экономической несостоятельности(банкротства)". Важнейшая - по понятным причинам - для белорусской экономики процедура наконец стала полностью ей адекватна. Если таковой и была цель изменений, то она с успехом достигнута. Открытым остается лишь вопрос о последствиях "огосударствления банкротства".   Некоторые из них по просьбе корр. "БР" попытался спрогнозировать   генеральный директор консультационного предприятия "Системное бизнес-консультирование" Александр КУЦЕВ.  
      - Александр Георгиевич, давайте попробуем разобраться, какую экономическую эпоху завершил и какую начал 508-й Указ.
  - Экономические процессы редко бывают ограничены конкретными датами; Но для рыночной процедуры банкротства такие цифры можно назвать: 18.07.2000 г. - принятие закона о банкротстве, и 12.11.2003 г. - принятие Указа № 508.Как на памятнике. Причем в данном случае такое сравнение абсолютно оправданно: одним из немногих островков цивилизованного рынка в белорусской экономике перестал существовать.
В то же время происходящие изменения вполне естественны, они продиктованы   всей логикой событий последних лет. Процедура банкротства по "старому закону была слишком рыночной, слишком либеральной, абсолютно неадекватной той псевдорыночной экономической системе, которая создана в Беларуси. Теперь ее откорректировали таким образом, что управляющий стал непросто подконтролен чиновнику (контроль у нас всегда был на высоте), а полностью ему подчинен. Я уже не говорю о том, что на госпредприятиях антикризисный управляющий по своему статусу чиновником и является. Как видим, банкротство у нас превращено в процедуру сугубо государственную.
Теперь государству осталась самая малость - сделать ее еще и эффективной. Однако с экономикой у него этот трюк почему-то не проходит, не думаю, что банкротство станет исключением.      
- Но согласитесь, что в Указе № 508 акцент сделан как раз на досудебном оздоровлении и санации. Почему вы считаете, что эти требования не будут исполняться?
- Приоритет санации перед банкротством закреплен и в Гражданском кодексе. Все это так. Но посмотрите, какую политику в отношении банкротов государство проводит реально. Налоговое законодательство в этом году изменилось таким образом, что все планы финансового оздоровления санируемых предприятий низались разрушенными. Пришлось менять направления финансовых потоков, больше средств направлять на уплату налогов, соответственно, возникла необходимость ходатайствовать о продлении сроков санации.
Думаю также, что совсем не случайно для помощи санируемым предприятиям не нашлось средств в бюджете, хотя их выделение прямо предусмотрено законодательством. На долгосрочные льготные кредиты банков кризисным предприятиям всерьез тоже рассчитывать не приходится. Без ресурсов же вывод их из кризиса нереален.
А что такое, как не прямой удар по санации, фактически спровоцированная 508-м Указом массовая замена антикризисных управляющих? Для проблемных предприятий, с которыми никто не хочет иметь дело, личные связи управляющего, его авторитет нередко остаются последним шансом на спасение. Если даже новый антикризисный управляющий окажется ничем не хуже предыдущего, сама неминуемая пауза в работе при их рокировке, вызванная необходимостью поиска новых контрагентов, способна буквально добить санируемое предприятие.
В апреле на моем подопечном "Кожевеннике" случилась десятидневная пауза в работе. У нас, опять же по вине родного государства, возникли форс-мажорные обстоятельства. Так вот, этот короткий срыв вернул уже почти выкарабкавшуюся из экономического кризиса фабрику в состояние, близкое к первоначальной разрухе. Мы потеряли несколько очень важных клиентов, возникли серьезнейшие проблемы с поставщиками сырья.
В нормативных документах можно писать какие угодно красивые слова о спасении кризисных предприятий и защите прав их работников. Наверное, высшие руководители страны вполне искренне считают, что проводимая ими политика преследует именно такие благие цели. Реально же чиновники действуют по принципу "бей лежачего". Не потому, что они такие жестокие или сознательно хотят нанести вред государству. Просто санация по природе своей не та процедура, которая может быть государственной.
Государственная санация - это грубое, жесткое банкротство, когда самый сильный (опять же государство) просто забирает себе все, что осталось. Извините за резкость, но для меня это слишком больная тема. И слишком важная - ведь банкротство абсолютно реально грозит половине белорусских субъектов хозяйствования, принадлежащих государству или имеющих государственную долю собственности.
Поэтому реально санация очень скоро превратится в элемент пропагандистской кампании. Ее будут проводить как образцово-показательную процедуру в отношении особо важных для государства или особо приближенных к власти субъектов хозяйствования. Во всех остальных случаях предприятия будут банкротить по простенькой схеме: продаваемое имущество пойдет в оплату задолженностей перед бюджетом, на втором месте будут кредиторы-госпредприятия, частный бизнес окажется отодвинутым в самый конец очереди, где шансы получить в погашение долга хоть что-нибудь мало отличаются от нулевых.
- В интервью "Национальной экономической газете" председатель общественного объединения специалистов по антикризисному управлению Галина Дребезова высказала мнение, что если антикризисный управляющий исполняет свои функции на нескольких предприятиях, то теперь он должен немедленно уйти со всех, кроме одного. Вы с этим согласны?
-Конкретно по данной проблеме у меня несколько иная, не столь пессимистичная точка зрения. Запрет участвовать в более чем одной процедуре, безусловно, существует, но поскольку указ не имеет обратной силы, названный запрет не должен распространяться на уже начатые процедуры. Таким образом, теоретически возможность завершить начатое у антикризисных управляющих имеется. Реально этот вопрос, я думаю, будет решаться прежде всего на местном уровне. Где-то исполкомы и комиссии по банкротству могут буквально выставить управляющих за проходную предприятия, где-то дадут возможность корректно завершить начатые процедуры. За последний вариант, насколько мне известно, ратуют специалисты Минэкономики и судьи хозяйственных судов.
Правда, вовсе не факт, что сами управляющие захотят воспользоваться такой возможностью. Ведь кроме чиновников от экономики, способных довольно реально оценить ситуацию с кризисными предприятиями, у нас имеются еще контролирующие органы, которые мнение специалистов других ведомств учитывать отнюдь не обязаны. Легко можно представить ситуацию, когда инспектора КГК или МНС в ходе очередной проверки предъявляют антикризисному управляющему - юрлицу претензии в том, что он, работая более чем с одним предприятием, нарушил требования 508-го Указа. И далее по известной схеме: выручка изымается, счет арестовывается, фирма разоряется.
Такая опасность реально существует, и лично я бы немедленно отказался от всех "лишних" начатых дел, если бы работал один. Но, например, санацией могилевской фабрики "Кожевенник" занимаются 8 подготовленных специалистов. И я просто не вправе бросить на произвол судьбы людей моей команды. Аналогичная ситуация в большинстве других юридических лиц нашего круга. Поэтому я могу предположить, что массового отказа от уже начатых дел даже после 19 мая не произойдет. Процесс будет идти постепенно: фирмы перестанут брать новые дела, так что через полтора-два года из этого сегмента уйдут все юридические лица.
И поверьте, для экономики это будет чувствительная потеря. Как раз юридические лица лучше всего подходят для осуществления сложного, многогранного процесса антикризисного управления. Ибо успешно заниматься такой деятельностью можно только командой, в которой есть и юристы, и бухгалтера, и экономисты, и менеджеры, и специалисты по производству.
Почему я сам пошел в антикризисные управляющие? У меня за плечами три вуза -технический, экономический и юридический. Когда-то мне казалось, что именно в антикризисном управлении мои знания могут быть применены наиболее полно. Теперь же государство отказывается от моих услуг...
  - Александр Георгиевич, может быть, вы несколько драматизируете ситуацию? Все же одно производство фирме - антикризисному управляющему иметь можно, а если субъект хозяйствования, в отношении которого оно возбуждено, достаточно крупный, то и работы хватит на целую команду.
-Банкротить флагманов индустрии , в каком бы положении они ни оказались, государство никогда не позволит. Что касается менее крупных предприятий, на которых все равно надо работать командой, то с них нас выживают экономическими методами. Знаете, какое вознаграждение выплачивается антикризисному управляющему за весьма успешную работу на "Кожевеннике" (предприятие действует основные долги погашены)? В апреле было 640 тысяч белорусских рублей. Какая фирма может существовать на такие деньги?
  Между тем антикризисное управление, согласно 508-му указу, является для юрлица -управляющего исключительным видом деятельности – не будет же фирма заниматься дозволенными указом преподавательской или научной работой. А оказывать юридические услуги, хотя у нас есть лицензия, мы не вправе.
Вот и приходится выбирать: осуществлять довольно рискованный вид деятельности, который сегодня в принципе не может быть экономически выгодным, или, отказавшись от него, заниматься чем-то пусть и не таким интересным, но зато и менее регулируемым и более доходным. Решение в данном случае очевидно, и другим оно быть не может.                                                                                             
  - Представим, что антикризисные управляющие - юрлица действительно уйдут с рынка. Как это повлияет на судьбу неблагополучных предприятий? Ведь жизнь больного в первую очередь зависит от лечащего врача - его квалификации и добросовестности.                                                                                             
  - На курсы управляющих, которые сейчас проводятся, по моей информации, собрались а основном бывшие начальники отделов, вторые бухгалтера. При всем уважении к этим людям я не могу представить, что после кратковременной переподготовки они будут способны возглавить предприятие в самый   кризисный период его существования. Если они такие способные, то почему не заняли кресло высшего менеджера ранее, причем в гораздо более благоприятной ситуации?
Приходилось мне общаться и с комиссиями по банкротству. Впечатление удручающее. В районной комиссии лишь один человек имел какое-то представление о действующем законодательстве в сфере антикризисного управления. В ведомственной комиссии таковых было двое, причем один из них - представитель профильного комитета при Минэкономики.                                                                                                   
  Нетрудно представить, как будут работать такие управляющие и такие комиссии. Всерьез заниматься санацией управляющие призыва 508-го Указа просто не смогут.
И это еще раз доказывает, что новый антикризисный механизм создан отнюдь не для помощи слабым. Его задача, как я уже говорил, -проведение "государственных банкротств".
  вопрос ?
Кто Вы?
 

  кредитор 1256
  должник 803
  управляющий 272
  статистика
поисковики
  HotLog
  Rating All.BY
  SpyLOG
  Рейтинг@Mail.ru
  be number one
  Корпорация Антикризисного Управления на Yandex.RU
  Rambler's Top100

© Корпорация Антикризисного Управления.
По всем вопросам работы сайта http://www.kay.by/ пишите на e-mail: boosaub@mail.ru